Юлиана Княжевская: «Зарядье» — это природа в самом сердце города

26 июня 2019

В современном мире действительно можно говорить о равенстве полов. Тем не менее женщин, занимающих высокие руководящие должности, особенно в органах государственной власти, несоизмеримо меньше, чем мужчин. Вчера «Вечерняя Москва» встретилась с председателем Москомархитектуры Юлианой Княжевской и в ходе прогулки по набережной парка «Музеон» узнала, как женщине удается организовать большой и преимущественно мужской коллектив и какие композиции она играет на фортепиано во время обеденного перерыва.

— Юлиана Владимировна, мы встретились в парке «Музеон». Почему именно здесь? Что значит для вас это место? 

— «Музеон» — это одно из моих самых любимых мест, где нравится бывать, проводить время с семьей. Красивое уютное место на набережной, уникальный музей скульптуры под открытым небом, выставочное пространство и комфортная обстановка. Еще люблю бывать в парке Горького и «Лужниках». Мне по роду профессии часто приходится выезжать на объекты будущей застройки или участки предстоящего благоустройства, чтобы оценить территорию, спланировать качественный и продуманный проект.

— То есть сначала приходится побывать на территории «до», а уже потом на территории «после».

— Обязательно. Работая над проектом будущей застройки или благоустройством территории, мы всегда выезжаем на место, смотрим территорию, стремимся прочувствовать ее. Пытаемся понять, что здесь можно и необходимо сделать, что и где лучше разместить, а потом уже разрабатываем и проектируем.

— Не могу не спросить про памятник Петру I. Наверное, самый неоднозначный памятник Москвы. Тем не менее с обывательской точки зрения мне он нравится. А вам?

— Мне тоже. Я пришла работать в Москомархитектуру в 2003 году, помню то время, когда Зураб Константинович Церетели предложил установить этот памятник. Его решили поставить здесь, на набережной. И пусть он несколько диссонирует с окружающим пространством, но в этом и есть вся Москва. Согласитесь, сейчас в Москве много ярких интересных мест, с необычными архитектурными решениями и уникальными фишками для туристов. Мимо которых невозможно пройти, не сделав снимок на память.

— Есть у нас парк «Зарядье», который внезапно стал чуть ли не самым знаковым объектом всей страны. Будут ли в Москве еще такие объекты?

— Будут, конечно. Например, на Павелецкой площади у нас планируется новая парковая зона через пару лет. Строится большой центр «Остров мечты» на территории Нагатинской поймы, в Мневниковской пойме также будет большой парк. Недавно открылся парк Легенд на ЗИЛе. Обновляются исторические «Лужники».

— В чем магия «Зарядья»?

— В пределах Садового кольца ни одного крупного парка, где можно, как в европейских странах, просто полежать на траве, полистать книжки. А «Зарядье» — это природа в самом сердце города, прекрасный ландшафт, свыше миллиона растений, да еще на берегу Москвы-реки. «Зарядье» полюбили москвичи и гости столицы. География очень многое решает. Сколько было споров за это место, оно, можно сказать, выстраданное. В итоге победил парк — и не прогадали.

Конечно, можно было бы отдать все инвестору, чтобы он построил там жилье и озолотился. Но мэр сказал, давайте сделаем что-то полезное для москвичей и гостей столицы. И сделали.

— Если ваш друг, который ни разу не бывал в Москве, захочет посмотреть не «витрину» Москвы, а обычную столицу, в которой живут простые москвичи, куда вы посоветуете ему отправиться?

— Например, в Митино. Если он захочет простую Москву посмотреть — не пафосную, не историческую, а самую простую. Этот район застраивался в девяностых годах. Там сейчас хорошая инфраструктура, туда пришло метро, обустроен хороший Митинский парк. Или в Строгине, где я живу, красивая природа, простор и много воды. В Сколково можно съездить — тоже очень интересный проект, который совсем не похож на исторический центр Москвы.

— Позвольте перейти к более личным вопросам. Вы — юрист по образованию. Почему выбрали именно эту профессию? Как складывался ваш профессиональный путь?

— Признаюсь, у меня есть такие качества — люблю организованность, порядок и дисциплину. Я в детстве и в юности очень много читала и могла переработать большой объем информации, у меня хорошая память на образы, на тексты. В 1993 году, когда я окончила школу, профессия юриста была очень популярной и востребованной, поэтому я решила посвятить себя именно этой профессии.

— То есть это был осознанный, продуманный выбор?

— Да, это однозначно было осознанное решение. Я после школы пошла работать в суд, хотела стать судьей, помогать людям, добиваться справедливости. После этого я поступила в юридическую академию. Но в 2003 году неожиданно мне сделали предложение — поработать юристом в Москомархитектуре, помочь по юридическим вопросам. Так я и оказалась в Комитете по архитектуре и градостроительству Москвы. Спустя 10–11 лет меня назначили председателем комитета.

— Вы когда-нибудь предполагали, что ваша карьера будет связана с архитектурой?

— Никогда об этом не думала. Я пришла работать простым юристом и выросла до председателя.

— Какие проекты, в которых вы принимали участие, уже будучи председателем Москомархитектуры, вызывают у вас особую гордость?

— Есть проекты и объекты, которые мы уже можем увидеть, например, «Лужники», «Зарядье». Они, конечно, вызывают гордость. Я думаю, даже не только у москвичей, но и у всех россиян. Но есть и другие проекты, работой над которыми я горжусь. Это проработка важнейших документов, регулирующих градостроительную деятельность по всей столице, таких как Генплан, Правила землепользования и застройки, электронные госуслуги. Наша Москва — это 250 тысяч гектаров, это огромная территория, на которой урегулирован каждый сантиметр земли. Все должно быть продумано, проанализировано — проделана колоссальная работа, которая в рамках правового поля позволяет сегодня преобразовывать Москву.

— Крупнейший проект — программа реновации. Какие у вас воспоминания о пятиэтажной Москве? Нет ли у вас грусти по поводу того, что с программой уходит целая эпоха?

— Грусти нет, но есть ощущение, что я жила сначала в одной эпохе, а сейчас наступила другая, причем стремительно — эпоха цифровых технологий. Сегодня действительно жизнь требует более качественной комфортной среды. Москва застраивалась пятиэтажками на окраинах. Проект реновации — это для меня некий вызов помочь людям переселиться в новые красивые комфортные квартиры.

Сама знаю, поскольку жила в пятиэтажном доме: заходишь в квартиру — перед тобой дверь санузла, маленькая кухня, маленькая комнатка, где стоит твой письменный стол, твоя кушетка.

— Я помню: Новый год, прихожая, завешенная шубами, все заставлено ботинками. Объективно это ужасно, но воспоминания об этом очень теплые.

— Потому что это детство. Я тоже сначала жила в коммунальной квартире, а потом нас переселили в трехкомнатную квартиру в пятиэтажке. Да и скажу вам по секрету, наш главный архитектор (Сергей Кузнецов — прим. «ВМ») тоже жил в пятиэтажке, только в соседнем районе — я жила в районе Люблино, он жил в Кузьминках. Мы не понаслышке знаем, что такое жить в таком доме, сами все это прочувствовали на себе. Но сейчас жизнь диктует совершенно другое, и мы стараемся в рамках программы реновации это реализовать.

— Не получится ли так, что повсюду вырастут небоскребы?

— Если взять проекты планировки территории по реновации, которые уже прошли публичные слушания, мы можем уже сегодня увидеть, что более 75 процентов домов — 14–16 этажей. Не будет никакой массовой застройки небоскребами, это надуманный страх.

— Какое ваше любимое историческое здание в Москве?

— Очень люблю Петровский путевой дворец — настоящая жемчужина, красивейший памятник архитектуры. Наверняка многие проезжали или проходили мимо этого исторического здания на Ленинградском шоссе, построенного в стиле неоготики по проекту Матвея Казакова. Такой камерный, уютный, что-то из той эпохи.

— Центр города должен быть историческим?

— Обязательно. Мы стремимся оставить его в историческом виде. Сохранить как можно больше памятников архитектуры, не позволяем их разрушать и если находим новые объекты, то делаем все, чтобы их сохранить.

— Давайте перейдем к секретам эффективного менеджмента. Вы возглавляете крупное ведомство. Сколькими людьми вы в общей сложности руководите?

— У меня в непосредственном подчинении 360 человек. Плюс у меня есть подведомственные организации. В итоге вместе со всеми сотрудниками этих организаций — около 4 тысяч человек.

— Как организовать такой коллектив?

— Руководить большим коллективом сложно. Неважно, мужчина ты или женщина. Здесь, конечно, и мое юридическое образование, и мои организационные способности очень помогают.

— Как женщине организовать коллектив, в котором много мужчин? Как заработать себе непоколебимый авторитет?

— Авторитет достигается правильными решениями, достойными поступками, уважением своих сотрудников, защитой сотрудников, даже если кто-то из оппонентов пытается дискредитировать работу комитета. Только такими вещами и достигается авторитет. При этом еще раз подчеркну — неважно, мужчина ты или женщина.

— Вы сталкивались в профессиональной деятельности с тем, что вас оценивают по внешности?

— Да, особенно когда меня в первый раз видят. У всех, конечно, разная реакция. Поэтому я всегда должна выглядеть с иголочки и держать марку.

— В современной России мужчины и женщины в профессиональном плане равны?

— У нас мужчины и женщины равны абсолютно. Даже в Стройкомплексе две женщины — руководители среди мужчин. И нет никакой дискриминации, все гармонично и конструктивно.

— Есть какие-то профессии, которые все-таки не женские?

— Я убеждена, если ты профессионал в каком-то деле, неважно, мужчина ты или женщина, занимайся тем, в чем ты профессионал и можешь реализовать себя как специалист. Если взять условно мужские профессии — машинист метропоезда или летчик, который поднимает в воздух гражданские самолеты, я не удивлюсь, что через какое-то время у нас появятся женщины — машинисты метро, ну а женщины-летчики давно управляют самолетами.

— Какой вы начальник?

— Справедливый. Я всегда оцениваю по профессиональным качествам. Предположим, сотрудник не выполнил поручение, но я знаю его профессиональный потенциал, и не смог он что-то сделать по объективным причинам, не думаю, что я сильно его накажу. Скорее, помогу разобраться, чтоб в будущем у нас с ним не возникало подобных проблем. Профессиональные качества для меня превыше всего. Но во всем есть мера и грань между объективными обстоятельствами и разгильдяйством.

— Вы часто работаете с архитекторами. Что это за люди? Они технари или творцы-художники? Часто ли бывает такое, что вам приходится оспаривать их идеи и переубеждать по тем или иным вопросам? 

— Архитекторы и проектировщики — это творческие люди, и у меня нет задачи их переубедить или как-то переспорить. У меня задача — организовать и все-таки ту идею, которую они придумали, реализовать и довести до конца. У архитекторов очень много замыслов, они ждут, когда к ним придет муза — и я не мешаю этому, даю свободу.

— Есть ли у вас рецепт, как отдыхать? Как противостоять каждодневному стрессу и эмоциональному выгоранию?

— Конечно, по возможности больше бывать на природе, заниматься спортом, ходить в театр. И, пожалуй, самые главные мои правила — любить свою семью, любить свою работу и не изменять самой себе и своим жизненным принципам.

— Вы заядлый театрал?

— Раз в месяц бываю в театре. Как раз сейчас идет чеховский фестиваль. Последнее, что я смотрела, — грузинский спектакль «Вано и Нико». Недавно побывали в Театре у Никитских ворот на «Песнях нашего двора» Марка Розовского. Отличный спектакль.

— Говорят, у вас в кабинете стоит фортепиано.

— Да, на работе стоит. В перерывах сажусь музицирую.

— Как началось ваше знакомство с фортепиано? Вы сами выбрали этот инструмент?

— У моих родителей абсолютно не было желания отдавать меня в музыкальную школу. Не было даже предпосылок к тому, чтобы увидеть в дочери желание заниматься творчеством. Было неожиданно, однажды я пришла к своей подруге, она училась в музыкальной школе и играла на фортепиано. Мне тоже так захотелось. Я пришла домой и строго-настрого своим родителям сказала: «Хочу играть на фортепиано, пожалуйста, купите мне его». Через какое-то время мама действительно съездила в музыкальный магазин, и так у меня дома появился инструмент. Я поступила в музыкальную школу и отучилась там восемь лет.

Но вообще у нас это семейное, у меня сестры двоюродные тоже окончили музыкальную школу по классу фортепиано.

— Как коллеги реагируют, когда слышат музыку?

— Хорошо, все знают, что я играю. Обычно, когда у нас бывают выездные оперативные совещания и там стоит инструмент, я с удовольствием что-то играю. Коллеги привыкли к этому, и знают, что я могу помузицировать.

— Что играете, когда хочется просто расслабиться?

— Обычно я играю вальс из оперы-сказки «Елка» В. Ребикова. А недавно достала ноты музыки из кинофильма «Женитьба Бальзаминова» Бориса Чайковского. Наигрываю тоже, мне нравится. Мелодия такая, немного хулиганская, задорная.

Блиц

— Любая историческая личность, с которой вы хотели бы встретиться и пообщаться?

— Петр I, Рузвельт и Черчилль — люди-реформаторы. Я живу в эпоху реформации, хочу пообщаться с ними и спросить, как у них это происходило.

— Любимая книга и последняя прочитанная книга?

— Сейчас читаю книгу «Волшебная гора» Томаса Манна. А в целом я люблю детективы и фантастику. До этого читала «Имя розы» Умберто Эко. Тяжелая, сложная, большая книга. Я так и не разгадала замысел автора, почему он так назвал произведение. Надеюсь, он знает ответ на этот вопрос.

— Если любите готовить, то какое коронное блюдо?

— Я люблю готовить, но в последнее время не часто это делаю. Нравится запекать рыбу или мясо, со сметаной и сыром. Очень вкусно. А еще я делаю вкуснейший оливье. Я вкусно готовлю, по крайней мере, все домашние мне так говорят.

Фото: Светлана Колоскова, «Вечерняя Москва»

Источник: Вечерняя Москва