«Мы готовы переехать хоть сейчас»

05 марта 2020

Георгий Стебаков — человек солидный, заслуженный, давно на пенсии. В юности, как все тогдашние московские мальчишки, отзывался на кличку – дворовые приятели окрестили его Ёркой. Спустя 60 лет бывший преподаватель физики и математики внезапно вновь обзавелся прозвищем. Теперь соседи называют его «Вождь».

 

Марфинский «Вождь»

«Я первым забил тревогу, когда наш дом в программу реновации не включили». – объясняет Георгий Митрофанович. — Пошел по инстанциям, дошел до общественного штаба. Писал заявления, оформлял бумаги. Поднял всех соседей. Мы провели несколько собраний собственников. И добились включения в программу. Меня тут же сделали старшим по дому. Теперь говорят: “Вот наш Вождь пошел…”» (смеется).

ул. Академика Комарова в 60-е годы. Источник — pastvu.com

Дом 12 по улице Академика Комарова, где живет Стебаков, с виду ничем не отличается от окрестных пятиэтажек. Вот только «начинка» там особенная. Заходишь в подъезд и попадаешь в длиннющий коридор со множеством дверей. Ощущение, будто находишься в старой московской коммуналке. За дверями – крохотные однушки. Ни двухкомнатных,      ни трехкомнатных квартир, как в других хрущевках, здесь нет. Это дом гостиничного типа, «гостинка, как ее называют в народе.

«Площадь комнаты в моей квартире – 16,4 кв.м., общая жилая – 26 квадратов. И у меня еще не самое маленькое жилье в доме. Здесь есть и те, у кого комнаты по 12 метров. И там ютятся с семьями, с детьми»,          — говорит Георгий Митрофанович и идет ставить чайник. Когда в доме гости, чаевничают в комнате – кухня такая крохотная, что для стола там нет места. Всего три квадратных метра – помещается двухконфорочная плита, мойка да шкафчик. Недавно хозяин подвесил над мойкой полочку. Говорит, возился целый день – стена трухлявая, гвозди в нее просто проваливаются. 

За 35 лет, что он живет в «гостинке» на Академика Комарова, ремонт затевал раз десять. «Пытался полы перебрать.  Уж очень они скрипучие. Сосед сверху ходит – слышно и днем, и ночью. Обои переклеиваю чуть ли не каждый год, они постоянно отходят от сырости. Бросил уж переделывать, бесполезно», — грустно усмехается Стебаков. — Косметический ремонт у нас был, и не один. Спасибо Управе Марфино, за этим следят. Но дом ведь полностью изношен. Капитального ремонта с 1965 года здесь не было ни разу».

На кухне Стебакова нет места для стола 

«Они просто не знают, в каких условиях мы живём»

В 12-м доме у Вождя оппонентов нет – убедил в необходимости реновации даже самых недоверчивых. «Противников у нас было очень мало, единицы. Говорили, что обманут, перевезут за МКАД и даже запрут в коммуналки! Не знаю, откуда взялись эти идеи про коммуналки. Но мы с этим быстро справились, сомнения отмели. Когда нас уже включили в программу, те, кто был изначально против, стали подходить и спрашивать: “Ну что? Когда, когда?” Заинтересовались», — рассказывает Георгий Митрофанович. На общее решение повлияла и экскурсия на ВДНХ, где мэрия организовала показ будущих квартир с примером ремонта по стандартам программы. Самое большое впечатление на жителей 12-го дома произвели огромные остекленные лоджии – ведь в их старом доме нет даже балконов.

За реновацию в районе проголосовали не все хрущевские дома. «Но в соседних домах совсем другое жилье. Как говорится, бытие определяет сознание, —  говорит Стебаков. — Когда я приглашал людей сюда, к себе, они начинали нам сочувствовать и изменяли свое мнение. Они просто не знали, в каких мы живем условиях». Георгий Митрофанович считает, что большинство было бы за переселение, но мешает страх и недоверие: «В основном, это глубоко пожилые люди. Не хотят ничего нового, прижились в своих квартирках…»

Коммунальный дворец

«Георгий Митрофанович, а вы-то почему не боитесь? – спрашиваем, — вы же тоже не мальчик давно, и живете здесь уже 35 лет. Тоже ведь прижились, наверно». «Вождь» в ответ улыбается: «Так интересно на старости лет получить новую квартиру! Я ведь всю жизнь прожил в коммуналках и малогабаритках».

Коммунальный дворец. Источник — pastvu.com

Георгий Стебаков родился в одном из самых необычных и старинных московских домов. Это дворец императрицы Елизаветы Петровны в Покровском-Рубцове на нынешней ул. Гастелло, что расположена между станциями метро «Сокольники» и «Электрозаводская».  В середине XVIII века во дворце и роскошном парке при нем закатывала пиры и гуляния младшая дочь Петра Великого. В конце XIX-го здание отдали Покровской общине сестер милосердия. А с 20-х годов XX-го здесь шумели огромные, казавшиеся бесконечными, коммуналки — на 80 семей каждая.

«У нас была под окнами железная дорога и ходили паровозы. Весь двор, весь дом были в дыму, копоти. Но нам, мальчишкам, это очень нравилось. Мы бегали на пути играть. Железнодорожники нас, конечно, гоняли. Электрички тогда ходили с открытыми дверями. Иногда они замедляли ход, мы подсаживались и катались до “Электрозаводской”. Для нас это был шик»,       — вспоминает Георгий Митрофанович.

Послевоенное поколение пацанов росло шумным, любознательным и непослушным. Как говорит Стебаков, рогатки с собой носили все без исключения. Гоняли на велосипедах, самодельных самокатах, катались           с ледяных горок.

«Напротив нашего дома в конце 50-х началась стройка – возводили огромный 11-этажный дом. Сейчас это дом 41 по ул. Гастелло. А раньше там было озеро, его вырыли для купания Елизаветы Петровны, потом осушили. Образовался котлован. Зимой там заливали горку, которая спускалась ко дну. Она была такая длинная, что к ее концу ты развивал бешеную скорость. Я до конца ни разу не решился доехать, сходил на пологих местах. Можно сделать вывод, насколько это бывшее озеро было глубоким, — рассказывает Георгий Митрофанович. – Дом на его месте построили, и он не утонул, не рассыпался, не съехал никуда. Стоит 60 лет».

Две малых родины

В Марфино Стебаков с женой переехали в 1985 году. «По старому дому на Гастелло долго скучал, конечно. И сейчас скучаю. Зато теперь у меня две малых родины – и там, и тут, в Марфино. Очень люблю этот район, люблю гулять по Ботаническому саду», — говорит он. Гуляет марфинский «Вождь» по дорожкам сада, в основном, в будни, когда не так многолюдно. Выбирает не самые проторенные маршруты – там тише и зеленее. Добирается до Останкинского парка, до ВДНХ – заборы здесь давно убрали, стало очень удобно гулять. Хорошо, что уезжать отсюда никуда не надо. Новый дом построят совсем рядом со старым.

Привычки детства и юности Георгий Митрофанович сохранил и на новом месте жительства. И до сих пор, в свои 72 года, предпочитает передвигаться по району на велосипеде. Правда, с хранением спортинвентаря проблемы – в хрущевках для таких целей площадей не предусмотрено. Модный спортивный велосипед «Вождя» стоит прямо в его крошечной прихожей. «Огибать и не задевать – девиз моего жилища!» — хохочет Стебаков.

Труднее всего «огибать» в санузле. Когда Стебаковы приобрели новую стиральную машину, передвигаться по нему стало затруднительно. Но Георгий Митрофанович не унывает. Машинка, говорит, была куплена для реновационной квартиры в новостройке. Как и новехонький холодильник. Стоят, ждут переезда.

«Мы готовы переехать хоть сейчас. У нас все давно готово. Ждем — не дождемся, когда для нас выстроят дом. Собираемся докупать еще одну комнату. Планов – море. Как будто вся жизнь впереди», — улыбается «Вождь» молодой улыбкой пацана из Сокольников.

Автор текста: информационная служба сайта Фонда реновации.