Дом для дяди Лёши

17 марта 2020

«Ручки замерзли», — жалуется маленький Димка и прячет ладони в рукавах куртки. Мы гуляем по Полярной улице, вдоль одного из последних сохранившихся здесь пятиэтажных домов, и разговариваем с его мамой, Надеждой Царёвой. «Ничего, малыш, — приободряет сына она. – Сейчас пойдем к тете Наташе, там тепло».

 

В доме 17, к.1 по Полярной, действительно, тепло. И это, пожалуй, единственное, что сейчас могут сказать о нем хорошего его обитатели. «Дом построили в 1963 году. Сюда заезжали еще наши бабушки и дедушки. Четыре поколения тут выросли», — рассказывает Надя. Квартиры в типовой восьмиподъездной хрущевке серии I-511 ей и ее сестре Наталье достались по наследству.

Коридор в окно и ожоги в туалете

Конечно, здешние планировки морально устарели, говорят сестры. Комната Натальи, например, напоминает узкий и длинный вагончик. «Мебель можно только к стенкам поставить, а посередине коридорчик прямо в окно», — смеется Надежда. Кухня крошечная – чтобы установить посудомоечную машину, пришлось пилить подоконник. Сесть у кухонного стола втроем не получается – поместились только мы с Надеждой.

«А санузлы, а трубы! Зайдите, посмотрите», — приглашает она. Ванная такая маленькая, что зайти вдвоем в нее не выходит – остаемся смотреть на пороге. «Смотрите, горячие трубы снаружи стен. А планировка дома у нас «придурковатая» — у кого-то эти трубы в ванной, а у кого-то почему-то в туалете. Например, у моей соседки тети Гали. Она тучная женщина в силу возраста. И когда она пытается в своем туалете сесть, у нее ноги к этой горячей трубе «прикшвариваются». Вы представляете? Она ожоги получает чуть ли не каждый день!», — горячится Надежда.

«Старики нам не чужие»

Тема заботы о соседях, особенно пожилых, маломобильных, с проблемами здоровья – в нашей беседе всплывает постоянно. «Микроклимат в пятиэтажке особенный. Ты в любое время можешь заглянуть к соседу за солью, попить чаю. У нас во дворе с обеих сторон палисадники, цветы. Если поначалу только мы с сестрой устраивали эти цветники, то со временем втянулись все соседи. Тетя Лена с дачи привозит какие-то цветы, тетя Галя водичку носит. Дворник нас знает, помогает», — рассказывает Царёва.

В 17-м доме много пенсионеров. Есть и ветераны войны. Квартиры в пятиэтажке на Полярной давали от военных ведомств. Дед Надежды и Натальи, например, был полковником танковых войск. «А на пятом этаже у нас живет дядя Лёша. Ему 92 года. Его жене, тёте Зине – 87. Дядя Лёша на улицу выходит один-два раза в месяц. И то только когда тепло – спуститься в тяжелой зимней одежде ему уже не под силу. И я хорошо запомнила одну ситуацию, — продолжает Надежда. – Приезжают наши соседи, мы все собрались внизу, сидим на лавочке. И они несут арбуз. И наш старики, дядя Лёша и тётя Зина, с такой тоской на этот арбуз посмотрели… Я сразу поняла этот взгляд. Не проблема купить арбуз. Проблема дотащить его на пятый этаж! Конечно, ребята сразу предложили им этот арбуз. Старики для нас не чужие, мы срослись уже друг с другом, мы больше чем просто соседи». Чтобы попасть на прием к врачу, пенсионеры из 17-го дома закладывают лишних полчаса – на спуск по лестнице с четвертых-пятых этажей…

Сейчас в микрорайоне осталось всего четыре пятиэтажки. Так выглядел соседний дом по Полярной улице (д.16) в 60-х. Источник — pastvu.com

«Переедем — будут еще дети»

Надя беспокоится не только за стариков, для которых отсутствие лифта – сродни катастрофе. Но и за многодетные семьи очередников. По словам Царёвой, в доме несколько семей, где четверо детей, и у старших из них уже есть свои дети, а живут вместе с родителями в крохотных хрущевских двушках. «Многие мечтают докупить метры. Я тоже собираюсь докупить трешку», — говорит она.

У самой Нади двое детей – дочь-студентка и 5-летний Димка. «Мы с мужем планировали еще детей, — признается она. – Но пока мы себе этого позволить не можем…»

Надя заметно грустнеет. Улыбнуться вновь ее заставляет маленький Димка, громко разговаривающий в коридоре со своими игрушками. «Ничего. Вот переедем, и будут у нас еще дети», — уверенно говорит она.

«Хорошему человеку везде хорошо»

«Надя, — спрашиваем мы, — вот вы переедете в новый высотный дом, а как же ваш микроклимат знаменитый? Не будете скучать по своим старикам, по цветам в палисаднике?»

Девушка задумывается. Потом улыбается и отвечает: «Хорошему человеку везде хорошо. Я уверена, что мы будем видеться со своими старыми соседями. Да и новые дружеские отношения завести мне не составит труда. Главное, что наше новое семейное гнездо будет здесь неподалеку, в районе, где мне все родное».

Надежда долго рассказывает, почему ей так нравится в Медведкове. Здесь хорошая транспортная инфраструктура: сообщение связывает с двумя ветками метро, на равном удалении – целых шесть станций (Свиблово, Отрадное, Бабушкинская, Алтуфьево, Бибирево, Медведково). В четырех километрах – МКАД, удобно для автомобилистов. Ходит бесшумный комфортабельный трамвай до Останкино. По территории района протекают две реки – Чермянка и Яуза, поймы которых недавно были облагорожены.

Полярная и окрестные улицы утопают в зелени: деревья сажали еще первые жители пятиэтажек в начале 60-х. «Я помню каштаны, под которыми в детстве собирала плоды для поделок. Они стоят до сих пор, и я всегда знаю, где найти каштаны уже для димкиных поделок. Понимаете, эти деревья – это как память предков. Энергетика у них особенная. А еще – это тень летом и кислород. В нашем дворе всегда были высажены аллеями клены и ясени. И они до сих пор живы. Зимой, когда их снегом засыпает, образуется такая арка, это очень романтично. Здесь здорово. Я очень люблю свой район», — говорит Надежда.

Она очень ждет, когда для жителей последних пятиэтажек Полярной выстроят новый дом. И можно будет разбить цветники и посадить деревья уже возле нового жилища. Комфортного, просторного и удобного для всех. Особенно для ветерана дяди Лёши, который наконец-то сможет выходить на прогулки и чаще любоваться красотой и уютом любимых дворов.

 

Автор текста: информационная служба сайта Фонда реновации.